Плохой банк

«Плохой» банк (bad bank) – специальный финансовый институт (не обязательно обладающий банковской лицензией), создаваемый в процессе спасения банков во время кризиса. «Плохой» банк обычно формируется государством или при его поддержке. Государство принимает на баланс такого финансового учреждения активы коммерческих банков, не имеющие объективной оценки или оцениваемые рынком крайне низко, в обмен на их акции. В дальнейшем активы, сконцентрированные в «плохом» банке, могут быть проданы, списаны или восстановлены с последующим возвратом в «хороший» банк.

Банки, которые становятся неплатежеспособными в результате этого процесса, могут быть рекапитализированы, национализированы или ликвидированы. Если они не станут неплатежеспособными, то менеджеры плохого банка могут сосредоточиться исключительно на максимизации стоимости своих недавно приобретенных активов с высоким уровнем риска.

Некоторые критикуют создание плохих банков, подчеркивая, что, если государства принимают непогашенные кредиты, это побуждает банки идти на неоправданные риски, что приводит к моральному риску.

Консалтинговая компания McKinsey изложила четыре основные модели для плохих банков в 2009 году. Среди них:

  1. Балансовая гарантия (часто государственная гарантия), которую банк использует для защиты части своего портфеля от убытков.
  2. Предприятие специального назначения (SPE), которому банк передает свои плохие активы (опять же, как правило, при поддержке правительства).
  3. Более прозрачная внутренняя реорганизация, при которой банк создает отдельное подразделение для хранения проблемных активов (решение, не способное полностью изолировать банк от риска).
  4. Выделение плохого банка, при котором банк создает новый независимый банк для хранения плохих активов, полностью изолируя первоначальный банк от специфических рисков.

Во время системного кризиса или сдувания пузыря активов в экономике часто возникает ситуация неопределенности относительно реальной стоимости активов банков. Они не в состоянии объективно оценить качество собственных активов и активов контрагентов, из-за чего приостанавливают кредитование клиентов и снижают лимиты на другие банки. Это может привести к кризису доверия в банковской системе и возникновению эффекта снежного кома: снижение активности банков на рынках вызывает ухудшение положения многих из них, что приводит к дальнейшему сокращению активности, и далее по кругу. В конечном итоге некоторые кредитные организации могут не выдержать и рухнуть, что, в свою очередь, негативно повлияет на другие банки.

Чтобы избежать подобного порочного круга, необходимо исключить «плохие» активы с неопределенной стоимостью из системы. Это позволит укрепить доверие банков друг к другу и перезапустить финансовый механизм (финансирование клиентов и межбанковское кредитование). С этой целью государство создает специальный банк под собственным контролем и концентрирует в нем «плохие» активы других банков в обмен на их акции. После окончания кризиса и перезапуска финансовой системы «плохой» банк может реализовать часть активов, а самые безнадежные из них списать. Кроме того, государство может вновь приватизировать полученные в ходе данной операции акции банков, компенсировав часть понесенных ранее расходов.

В мировой истории «плохие» банки создавались неоднократно. Например, в начале 1990-х в Швеции, когда страну потряс ипотечный кризис, активы двух крупнейших проблемных банков Nordbanken и Bank Gota были разделены на плохие и хорошие. Плохие были переданы в специально созданные управляющие компании, впоследствии объединенные. Им на баланс было передано плохих долгов примерно на $19 млрд. Управляющая компания проработала до 1997 года, распродавая активы и занимаясь реструктуризацией задолженности. Ей удалось выручить 9% от номинальной стоимости полученных активов.

Критики концепции «плохого» банка указывают на то, что при подобном решении проблем финансовой системы происходит «национализация убытков» без негативных последствий для менеджеров банков, создавших эти убытки ради временного получения высокой прибыли. Иначе говоря, акционеры и менеджеры банков могут годами получать высокую прибыль от излишне рискованных операций, а после того, как эти операции приведут к краху таких банков, их спасает государство за счет денег налогоплательщиков. При этом прибыль по акциям и доходы руководителей во время проведения рискованной политики могут оказаться выше, чем их потери при национализации банков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − десять =