Банковская паника

Банковская паника (Bank Panic; Run on Banks) — массовое изъятие депозитов вкладчиками в связи с утратой доверия к конкретному банку или банковской системе в целом, опасением неплатежеспособности или банкротства банка, падением курса национальной валюты, усилением инфляции, нестабильностью функционирования финансовой системы государства.

Банковская паника является сложным явлением, а ее последствия — разрушительными для всей экономической системы. По подсчетам специалистов МВФ, расходы на ликвидацию последствий крупных кризисов, которые начинались с банковских паник, в период 1970-2007 гг. в среднем составляли около 13% ВВП пострадавшей страны.

Наиболее известными теориями, объясняющими причины банковских паник, являются «теория внезапного изъятия», основанная на модели Даймонда-Дибвига, и теория, основанная на анализе информации, получаемой вкладчики о платежеспособности банка (разработана С. Жаклин и С. Бхатачаря), в соответствии с которой вероятность банковской паники зависит от сигналов, которые получают участники рынка, а также от выбранной ими стратегии.

Модель Даймонда-Дибвига разработана в 1983 г. Она основывается на теории игр и позволяет учесть обстоятельства, при которых спрос на ликвидные средства может привести к изъятию вкладов из банка. В ситуации одновременного изъятия средств большим количеством вкладчиков банк, как посредник между заемщиками и кредиторами, может оказаться неспособным осуществить эти выплаты. Поэтому банки вынуждены трансформировать неликвидные активы в ликвидные обязательства. При этом взаимоотношения между вкладчиками рассматриваются как согласованная игра при двух равновесных состояниях: когда никто не изымает свои средства со счетов, будучи уверенным, что так поступают все, и когда каждый стремится снять деньги со счета, поскольку считает, что все вкладчики будут пытаться забрать свои сбережения.

Обычно банк, привлекая ресурсы из различных источников, рассчитывает на низкую вероятность снятия средств в короткий промежуток времени, считая, что далеко не все владельцы счетов захотят воспользоваться своим правом на возврат денег в любое время. Поэтому банк выдает кредиты на длительный срок, резервируя относительно небольшие суммы, чтобы осуществлять выплаты вкладчикам по их требованию.

Во время банковской паники такое равновесие нарушается. Банки не могут быстро вернуть выданные на длительный срок кредиты. Поэтому, если все вкладчики одновременно пожелают вернуть свои вклады, то запас ликвидных средств быстро иссякнет. Банк успеет выплатить только первым вкладчикам, которые обратились в банк, и если другие кредиторы будут настаивать на возвращении своих взносов, то он станет банкротом.

Таким образом, даже здоровые банковские учреждения потенциально восприимчивы к банковской панике. Поддавшись банковской панике, вкладчики стремятся одновременно опередить и подражать друг другу. Модель Даймонда-Дибвига предполагает, что каждый вкладчик, который стремится получить свой вклад, ожидает, что другие вкладчики поступят так же. Если бы вкладчики руководствовались только своими собственными потребностями в средствах, то панического оттока средств не возникало.

На практике банки, в случае массового оттока средств, закрывают кассы и отказываются выдавать вклады сверх установленных лимитов, мотивируя это необходимостью подождать поступления денег от погашения кредитов. Однако Д. Даймонд и Ф. Дибвиг считают, что ограничения в выплатах вкладов не является оптимальным решением. Лучшим способом решения проблемы является страхование вкладов, поддерживаемое правительством или центральным банком. Если вкладчики уверены в том, что получат свои деньги назад за счет фонда страхования (гарантирования) депозитов, то они не будут участвовать в «набегах» на банк. Страхование депозитов является более эффективным способом предупреждения банковской паники, чем прекращение выплат денег вкладчикам. Именно с целью предотвращения массового досрочного изъятия средств вкладчиками из банков в 1930 г. в США был разработан и внедрен механизм страхования (гарантирования) вкладов.

Однако появление этих механизмов породило проблему непредсказуемого поведения экономических субъектов: будучи застрахованными, вкладчики склонны к размещению вкладов в более рискованных учреждениях, которые предлагают повышенные процентные ставки. Кроме того, оказалось, что в каждой стране аккумулированных фондами гарантирования вкладов средств недостаточно для компенсации всем вкладчикам в случае возникновения системного кризиса. Поэтому многие страны часто прибегают не к выплатам компенсаций вкладчикам, пострадавшим в результате банкротства банка, а к переводу таких вкладов в другие банки.

Согласно модели Даймонда-Дибвига, механизм досрочного изъятия вкладов хорошо работает при нормальных условиях. Проблемы возникают тогда, когда договора одновременно разрывает критическая масса вкладчиков, поскольку это требует от банка реализации своих активов себе в убыток. На рынке возникает серия распродаж активов, находящихся в залоге, а это приводит к падению цен на них. В результате убытки несут все участники рынка, и многие заемщики банка становятся неплатежеспособными.

Впервые банкиры столкнулись с такой ситуацией во время банковского кризиса в США в 1907 г., когда один из крупных банков вынужден был распродать на бирже заложенные под кредит акции компании-кредитора, что и привело к банковскому кризису. После банковской паники 1907 г. была создана Федеральная резервная система, которая стала выполнять функции кредитора последней инстанции.

Банковская паника может начаться понаслышке, но даже если некоторые вкладчики и знают, что это не соответствует действительности, они все равно будут опасаться, что большинство вкладчиков поверят этому и начнут паниковать. Исследователи считают, что именно асимметрия информации о состоянии банка порождает паническое поведение вкладчиков. Модель Даймонда-Дибвига допускает, что в условиях банковской паники для частных вкладчиков логичным будет участие в «набеге» на банк, несмотря на то, что это может привести к его краху. В данной ситуации срабатывает модель «пророчество сбывается», разработанная американским социологом Р. Мертоном именно на примере банковской паники.

Выделяют несколько видов банковской паники:

  1. на уровне отдельного банка, группы банков и банковской системы;
  2. среди руководителей, акционеров и вкладчиков банка;
  3. среди контрагентов банка (кредиторов и заемщиков).

На уровне отдельного банка существенное изъятие средств при сокращении притока новых вкладов может происходить при нейтральной реакции участников рынка. В литературе такой вид банковской паники получил название «набег на банк» (bank run). Иногда банку удается компенсировать отток средств привлечением этих же или новых денег на менее благоприятных условиях (перезаключение договоров на короткий срок, под повышенную ставку и т.д.). Однако участники рынка могут расценить повышение процентных ставок по сравнению с рыночными как негативный сигнал.

Одновременное и массовое изъятие денег вкладчиками со своих счетов обусловлено их неуверенностью в платежеспособности банка. Парадокс заключается в том, что увеличение оттока вкладов само по себе может привести банк к потере платежеспособности. Чем больше вкладчиков снимает средства со счетов, тем выше вероятность неплатежей банка по своим обязательствам, стимулирует дальнейший отток денег.

«Бегство денег» с конкретного банка может быть вызвана опасениями клиентов, что данный банк может быть закрыт регулятором (отозвана лицензия, ограниченны операции), или сомнений относительно готовности акционеров и государства предоставить поддержку банку в трудной ситуации. Например, в России банковская паника летом 2004 г. была спровоцирована слухами о причастности ряда банков к отмыванию денег.

Банковская паника может перерасти в банковский кризис (или быть ее составляющей), характеризующийся глубоким расстройством банковской системы.

Массовое изъятие денег с банковских счетов в конкретном банке может быть вызвано сочетанием макроэкономических и микроэкономических факторов:

  • ожиданиями экономического спада;
  • сообщениями о банкротстве ведущего банка;
  • публикацией финансовой отчетности банка с отрицательными результатами;
  • распространением слухов о проблемах в банке;
  • закрытостью информации о банке;
  • привлечением высших руководителей банка к суду или следствию;
  • задержками платежей банка;
  • ростом проблемных активов банка и тому подобное.

В современных условиях банковские паники могут усиливаться благодаря использованию электронных инструментов. Так, использование платежной карточки позволяет изымать деньги из банкоматов любого банка, усиливает напряженность во всей банковской системе и может угрожать платежеспособным банкам.

Первой банковской паникой в России можно считать события, связанные с банкротством московского акционерного Коммерческого ссудного банка, который в октябре 1875 г. объявил о прекращении выдачи вкладов. Узнав об этом, обманутые вкладчики безуспешно штурмовали банк, требуя денег. Эта история вдохновила художника Маковского В.Е. на создание картины «Крах банка».Крах банка, Маковский В.Е.

Крах Коммерческого ссудного банка был вызван злоупотреблениями со стороны его руководителей, которые выдали кредит в размере 8 млн. руб. прусскому авантюристу Бетель Струсбергу на проект, связанный со строительством железной дороги. Залогом под кредит были акции всего на 1 млн. руб., которые, как оказалось позже, не имели реальной стоимости и даже не были включены в котировочные листы на биржах. Крах Коммерческого ссудного банка породил цепную реакцию изъятия вкладов и даже банкротств в других регионах Российской империи.

В 2007-2008 рр. произошли банковские кризисы, сопровождавшиеся банковской паникой, во многих странах. В Украине банковская паника привела к краху нескольких банков, не справившихся с изъятием средств своих вкладчиков. Началась банковская паника с «набегов» вкладчиков «Проминвестбанка» на банкоматы этого и других банков. Эту панику удалось быстро локализовать, продав банк российскому инвестору. Однако на этом проблемы банковской системы Украины не закончились. В конце 2008 г. начались проблемы у «Укрпромбанка», который в середине 2008 г. начал привлекать депозиты по завышенным ставкам (рыночные ставки были на уровне 17%, а «Укрпромбанк» предлагал 21-23%). В январе 2009 г. Национальный банк ввел в «Укрпромбанк» временную администрацию и мораторий на удовлетворение требований кредиторов сроком на шесть месяцев. После обнародования этой информации вкладчиков «Укрпромбанка» охватила банковская паника. В отделениях банка образовались очереди. Правительством рассматривался вариант национализации банка, но в июле 2009 г. было принято решение о его ликвидации.

Основные мероприятия по предупреждению и устранению последствий банковской паники

На государственном уровне:

  • стимулирование развития экономики;
  • обеспечение финансовой стабильности, предотвращение кризисов;
  • создание надежной системы гарантирования вкладов.

На мезоуровне (банковская система):

На микроуровне (отдельный банк):

  • создание дополнительного буфера ликвидности;
  • введение ограничений на досрочное расторжение договора вклада и изъятия средств;
  • установление комиссии или пониженных процентных ставок за досрочное изъятие вкладов;
  • повышение процентных ставок по вкладам и сокращение их сроков;
  • создание пулов банков для взаимной поддержки;
  • увеличение рабочих мест в отделениях банка для выплаты вкладов;
  • усиление информационной и разъяснительной работы среди вкладчиков.

Ключевыми факторами предотвращения банковской паники, уменьшения ее масштабов и продолжительности является восстановление доверия рынка к банковской системе, поддержка ее ликвидности, обеспечение независимости и прозрачности деятельности центрального банка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × 1 =